Eng Ru
Отправить письмо

«Роснефть» планирует добывать нефть у берегов Сочи. Есть ли в черном море нефть

$direct1

«Роснефть» планирует добывать нефть у берегов Сочи

Компания подписала стратегические соглашения с итальянскими и американскими партнерами о разработке шельфа Черного моря и Федынского и Центрально-Баренцевского участков в Баренцевом море.

Компания «Роснефть» подписала соглашение о стратегическом сотрудничестве с итальянской Eni  и американской компанией Exxon Mobil при разработке Вала Шатского на шельфе Черного моря и Федынского и Центрально-Баренцевского участков в Баренцевом море.

Вал Шатского тянется от побережья Абхазии мимо Сочи до Крыма, проходя в непосредственной близи от всех черноморских курортов России и Украины. Таким образом, многочисленные отдыхающие смогут вместо бескрайнего морского пейзажа наблюдать нефтяные вышки.

Между прочим, проект «Роснефти» напрямую касается Сочи. В общественной приемной уже находятся на обсуждении документы, касающиеся разработки скважин у берегов Сочи. На общественное осуждение выложен раздел « Перечень мероприятий по охране окружающей среды», который включает материалы Оценки воздействия на окружающую среду и Плана по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, включающего раздел «Оценка воздействия на окружающую среду» в составе проектной документации. Проект на строительство группы поисково-оценочных скважин на Южно-Черноморском лицензионном участке недр в акватории Черного моря.

Речь здесь, в частности идет о скважинах Ольгинская-1 и Сочинская-1, последняя из которых находится в Лазаревском районе курорта.

Еще в мае глава «Роснефти» Игорь Сечин рассказал «Вести. Экономика» о планах  во второй половине лета начать бурение в Черном море.

«Мы во второй половине лета начинаем вместе с Eni бурение на шельфе Черного моря — на Западно-Черноморском участке. Уже зафрахтована специальная поисково-разведочная платформа», — отметил тогда Сечин.

Зачем тогда страна вкладывает миллиарды долларов в развитие черноморских курортов в качестве международных, если всего один разлив нефти в замкнутом пространстве моря может просто свести на нет все усилия, задается вопросом автор журнала «Эксперт». Разливы нефти и на суше, и на море происходят регулярно, и предугадать степень их катастрофичности невозможно. Но турецкие и греческие курорты наверняка будут рады подобному освоению Черного моря у берегов, например, Сочи.

Еще одним немаловажным вопросом остается уникальная специфика Черного моря, дно которого покрыто слоем сероводорода. Черное море – это два практически неперемешиваемых слоя воды. До глубины в 150 метров пролегает верхний слой – менее плотный и соленый, более прохладный и насыщенный кислородом, а затем второй слой – более теплый, соленый, плотный и крайне насыщенный сероводородом. Изучил ли кто-то влияние на подобную экосистему разлива нефти – неизвестно.

 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и всегда будьте в курсе последних новостей.

sochi-informburo.ru

Роснефть заморозила добычу нефти в Черном море

У России из-за санкций проблемы с добычей нефти

Санкции влияют на российскую госкомпанию.

Российская нефтегазовая компания "Роснефть" из-за санкций в отношении РФ приостановила на 5 лет геологоразведку и добычу нефти на Южно-Черноморском участке в восточной части акватории Черного моря, сообщает ТАСС.

Федеральное агентство по недропользованию (Роснедра) удовлетворили ходатайство "Роснефти" о приостановке действия лицензии на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на Южно-Черноморском лицензионном участке, расположенном в восточной части акватории Черного моря

"По оценкам специалистов, в условиях негативной макроэкономической конъюнктуры и санкционных ограничений на данный момент проект является экономически неэффективным", - сказал представитель "Роснефти".

"К тому же на рынке нефтесервисных услуг отсутствуют буровые суда и буровое оборудование, соответствующие требованиям, которые предъявляет компания для реализации проекта по строительству скважины на Южно-Черноморском лицензионном участке", - добавил он.

Он отметил, что "Роснефть" будет постоянно мониторить рынок, следить за изменениями макроэкономических параметров и в случае улучшения ценовой конъюнктуры инициирует досрочное возобновление прав пользования недрами Южно-Черноморского участка.

В "Роснефти" также подтвердили, что компания не меняет планы проведения работ на Западно-Черноморском лицензионном участке на шельфе Черного моря и в ближайшее время приступит к бурению поисково-оценочной скважины совместно с итальянской нефтяной компанией Eni.

Ранее глава компании Игорь Сечин сообщал, что "Роснефть" и итальянская Eni начнут бурение на Западно-Черноморском участке в Черном море в конце декабря - начале января.

korrespondent.net

Черное море нефти | Oilcapital

Варвара Агламишьян

Привычные черноморские пейзажи скоро дополнятся буровыми платформами. Украина с 2010 года намерена начать в Черном море разработку шельфовых месторождений нефти и газа, заявила вчера премьер-министр Юлия Тимошенко. О таких же планах говорят и другие государства Черноморского побережья. Проблема лишь в том, что многие месторождения входят в акватории сразу нескольких стран, а их раздел может вызвать конфликты. Не говоря уже о том, что запасы там невелики, и ради трех ложек нефти лучшие пляжи могут быть безнадежно испорчены.

Освоение черноморского шельфа Украина объявила делом государственной важности. Разрабатывать месторождения будут на государственные деньги, заявила Тимошенко. Ее можно понять: когда Россия достроит газопроводы "Северный поток" и "Южный поток", украинское руководство не сможет больше заниматься газовым шантажом России и выбивать себе многомиллиардные дотации в виде скидок и транзитных платежей. Вот тогда и пригодится собственный газ.

Прогнозируемые ресурсы шельфа Черного моря составляют 1,2 трлн кубометров в газовом эквиваленте. Но после распада СССР суверенные владельцы ценного дна оценивают его запасы кто во что горазд. По оценкам украинских специалистов, в акватории восточной части Черного моря находится до 3,5 трлн тонн условного топ-дива, что сравнимо с крупнейшими месторождениями Прикаспийского региона. У специалистов такие оценки вызывают сомнения.

— Все месторождения в восточной части Черного моря только потенциальные. Рассуждения о том, что там есть полезные ископаемые, основываются на геофизических чанных, — говорит заведующий лабораторией Института океанологии РАН Никита Кучерук. — А геофизические данные показывают только, что там есть ловушки. А что находится в этих ловушках—нефть, газ или вода—можно узнать, проведя бурение.

— Запасы шельфа Черного моря не столь велики, — согласен директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, — однако цена нефти i ближайшие годы будет расти, а это повы-лает привлекательность даже небольших месторождений.

Так что неудивительно, что причерноморские государства так спешат начать разведку. Ло в случае с Украиной здесь все же больше политики.

— Для Украины разработка шельфа — это очень важный политический момент, — говорит Симонов. — Особенно накануне президентских выборов.

Но для нас здесь важнее другое. У Украины и России есть спорные участки — это десят

oilcapital.ru

Как Украина может навредить российским портам в Черном море

порт

В ЕС отказались подтвердить слова министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна о том, что Киев ведет переговоры с Западом о закрытии черноморских портов России в ответ на «блокаду Азовского моря». Более того, его тезис вызвал раскол в самом кабмине Украины. И все-таки: есть ли у Киева возможности «наказать» наши черноморские порты? А если да, то какие?

В Евросоюзе отказались комментировать заявление министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна о переговорах по санкциям против российских черноморских портов. «Мы не комментируем какие-либо предположения относительно возможных дискуссий, ведущихся в Совете», – сказал «РИА Новости» пожелавший остаться неназванным собеседник в структурах Евросоюза.

В пятницу министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян сообщил телеканалу «112», что Киев ведет «переговоры со своими западными партнерами, чтобы соответствующие санкции были применены и к черноморским портам РФ из-за блокады Азовского моря и украинских портов в Азовском море».

Позже министр пояснил, что, по его личному мнению, США и ЕС должны ограничить торговые операции с российскими портами, и выразил надежду, что его ведомству удастся убедить западных политиков в этом. Выступая неделю назад на заседании правительства, Омелян предложил обсудить ситуацию в Азовском море в украинском Совете национальной безопасности и обороны.

Забавно, что в полемику с министром инфраструктуры по этому поводу вступил МИД Украины, причем впервые со времен евромайдана МИД принялся защищать Россию от нападок коллеги по правительству.

«Военное присутствие россиян в Азове больше нашего, это понятно», – сказала замминистра иностранных дел Елена Зеркаль в эфире принадлежащего Петру Порошенко «5 канала». – Но по всем канонам международного морского права военные корабли имеют право останавливать гражданские суда для осмотра, для этого не нужны никакие мандаты. Сейчас я вижу очень много спекуляций вокруг этого, и это меня напрягает».

Замминистра также добавила, что «на данный момент нет ни одной жалобы от судовладельцев или же от капитанов судов» в отношении российских военных, а потому у МИДа нет каких-либо оснований предпринимать что-либо против России по данному вопросу.

Хотя Зеркаль не упомянула фамилию Омеляна, было ясно, что внешнеполитические инициативы непрофильного министра вызвали в дипломатическом ведомстве ревность и раздражение.

По мнению экспертов, Украина не обладает никакими юридическими рычагами для реализации угрозы министра. Так, редактор интернет-издания «Морской бюллетень» Михаил Войтенко сомневается в том, что Киев обратится в международную судебную инстанцию – хотя бы потому, что неясно, какая инстанция должна заниматься такого рода вопросами.

«Международные санкции – это единственное, что может препятствовать российскому судоходству в Черном море, – сказал Войтенко. – Если санкции примут, то первое, что России надо будет делать, это дать гарантии, что страна не будет препятствовать украинскому судоходству в Азовском море».

По его мнению, болезненными были бы турецкие санкции, поскольку Турция могла бы перекрыть Босфор. Но Анкара последовательно выступает против антироссийских санкций, и более чем сомнительно, что эта страна изменит свою позицию в обозримом будущем.

Также болезненными были бы новые точечные санкции Евросоюза и Америки. Например, чисто умозрительно Евросоюз может реализовать санкции – например, он мог бы штрафовать или даже задерживать российские корабли, которые заходят в порты ЕС, например в Неаполь или в Барселону, по пути из Новороссийска, который остается главным торговым портом России на Черном море. Одновременно он мог бы штрафовать корабли под чужими флагами, которые, к примеру, заходили в Новороссийск, а затем вернулись в порты Евросоюза. Но практически это вряд ли возможно при нынешнем раскладе сил внутри ЕС.

Дело в том, что санкции против Новороссийского торгового порта нанесут существенный удар и по экономике Запада. Через Новороссийск, в частности, экспортируется нефть и нефтепродукты в страны ЕС. Западная Европа также является потребителем российского зерна, а львиная доля экспортных поставок российской пшеницы тоже идет через Новороссийск.

Введение новых санкций против России, по крайней мере со стороны Евросоюза, маловероятно и по политическим причинам – против выступят Италия, Венгрия, Австрия, а также, скорее всего, Чехия и Словакия.

Среди политиков в Москве очередные угрозы киевского министра предсказуемо не вызвали ажиотажа. «Подобные заявления о санкциях против России Омелян делает не в первый раз, – сказал ФАН член комитета Совета Федерации по международным делам Сергей Цеков. – Помните, что он неоднократно говорил про Крым и Кубань, про мост через Керченский пролив, про статус Азовского моря? Все его заявления носят антироссийский, антикрымский характер».

agitpro.su

Черное море нефти - Российский Экологический Журнал

Пока в части научных подтверждений запасов нефти, откровенно говоря, негусто. К примеру, геофизические исследования восточной части Черного моря, проведенные совместно в 2003-2006 годах  рядом компаний (ООО "Вал Шатского", Total) и научно-исследовательских организаций (МГУ, ВНИИокеангеофизика, Севморнефтегеофизика и др.), показали наличие под толщей воды определенных ловушек. Есть ли в них нефть или газ - ответ может дать лишь бурение. Нефтеизыскания ведутся все активнее, однако пока никто всерьез не задается другим вопросом, а каковы здесь экологические риски?

 

Поисковый зуд

 

    На представленной ниже карте рельефа дна и течений видно, что глубоководные участки в значительной мере располагаются в экономической зоне России, Турции, Грузии и Абхазии. А Болгарии, Румынии и Украине досталось в основном мелководье. В Болгарии лицензии на разведку и бурение получены компанией «Мелроуз ресорсиз» - дочерней компанией английской «Петреко», австрийским нефтегазовым концерном ОМV и  американской компанией «Винтаж». Разведкой обнаружено два газовых месторождения Галата (2,5 млрд куб м.) и Калиакра.

    Грузия тоже с воодушевлением решила поучаствовать в поиске нефти и газа вблизи своих берегов. Лицензии на разведку и бурение получены компаниями Грузнефть, канадской Canargo Energy Corporation, американскими Frontera и Anadarco. Последней была исследована шельфовая зона, прилегающая к побережью в районах Аджарии, Поти, Ланчхути и Зугдиди. Были выявлены три перспективных участка, потенциал которых специалисты оценили от 70 миллионов до 1,3 миллиарда баррелей нефти. Впрочем, реальных подтверждений тому пока нет.

    Румыния дальше других продвинулась в изучении своего шельфа и вводу скважин в эксплуатацию. Со второй половины 2000-х годов открыто несколько месторождений - нефтегазовое Дельта-4, нефтегазоконденсатное - Восточный Лебедь и нефтегазовых - Западный Лебедь и Пескарус. К их разработке Румыния привлекла Exxon Mobil, TotalFinaElf, OMV и ENI. За счет этих местрождений ежегодная нефтедобыча увеличилась на 7 млн. тонн.

    Заметно активизировалась на черноморском шельфе Турция. В 2005 году Турецкая национальная нефтяная компания заключила договор о совместной деятельности с американскими компаниями «Тореадор Ресорсиз» и «Стратик Энерджи Корпорэйшн». В рамках поисково-разведочного бурения структур на мелководной западной части черноморского турецкого шельфа в рамках проекта «Бассейн Южная Аккакока» было обнаружено 13 перспективных структур, из которых компания получила лицензии на изучение 6 из них. На этих структурах были найдены газовые месторождения. Впрочем об их запасах запасах в открытой печати ничего не сообщалось. В свою очередь, буровые работы, проведенные в сопредельных с Грузией турецких водах, запасов газа и нефти не обнаружили. Что касается турецкого глубоководья, то разведку на нем ведут такие компании, как ВР, ChevronTexaco, Exxon Mobil и Petrobras.

    Что касается России, то по результатам геофизических исследований на участке Туапсинского прогиба выявлено порядка 70 возможных залежей нефти и газа. Для их освоения ExxonMobil и «Роснефть» намерены приступить к разведочному бурению на шельфе Черного моря в 2014-2015 годах. Предварительная оценка инвестиций по проектам в Черном море составит около 55 млрд долларов, начало добычи нефти запланировано на 2018-2020 годы. Для стимулирования процесса для нефти бассейна Черного моря с 2012 года установлена нулевая ставка по НДПИ.

 

Что говорят наука и экологи

 

    В регионе наибольших неприятностей нефтяники в части акций протестов, вероятно, будут ожидать от общественной организации "Экологическая вахта Северного Кавказа". Пока акции этой организации направлены против проектов на суше, но это только потому, что активность морских изысканий внешне крайне незначительна.

    Российское отделение Гринпис акций, по словам представителей пресс-службы этой организации, в отношении нефти черноморского шельфа пока не планирует, все его внимание сейчас приковано к Арктике. В случае начала нефтегазодобычи в каком-либо районе планеты, гринписовцы требуют компаний, в первую очередь, план ЛАРН - ликвидации аварийных разливов нефти. Если представленный документ их устраивает, то свои вопросы к разработчикам углеводородов они снимают. Захват платформы "Приразломная" в Печерском море в августе прошлого года как раз и произошел по причине того, что план ЛАРН им предоставлен не был.

    Говоря об экологических рисках стоит обратить внимание на ряд факторов. К примеру, если в Арктике процессы самовосстановления экосистемы по причине низких температур сильно растянуты во времени или же вовсе невозможны, то в Черном море другая проблема. Практически все побережье - это сплошная туристическая и курортная зона с высокой плотностью населения. А для таких стран как Болгария, Турция, Румыния, Грузия доход от туризма - это весьма значимый довесок в их госбюджеты.

Прокомментировать ситуацию - "что будет, если в Черном море что-то масштабно разольется?" - мы попросили заместителя директора по экологии морей и океанов Института океанологии РАН, доктора биологических наук Михаила Флинта.

 

    - Наш институт после известной катастрофы, произошедшей в Керченском проливе 11 ноября 2007 года, когда из-за крушения танкера "Волгонефть - 139" и других судов в море попало более тысячи тонн мазута, активно занимался вопросами ликвидации последствий и выработал ряд рекомендаций. В частности, для более эффективной ликвидации последствий возможных разливов было предложено создать при ведомстве, отвечающем за контроль в области окружающей среды и МЧС России группу быстрого реагирования. Однако, ничего сделано не было, и все осталось на уровне разговоров. Хотя подобная структура жизненно необходима. Главная причина бездействия - это отсутствие специального денежного фонда. Имея в виду весьма вероятные разливы нефти в Черном море, деньги надо иметь под рукой в любой момента, а не как сейчас, когда мы закладываем сметы на год вперед. Мы же не можем спрогнозировать, что в будущем году в таком-то месяце произойдет авария с каким-то танкером.

    Задавая главный вопрос - что будет, если не дай Бог, в Черном море произойдет разлив нефти, по масштабам сравнимый с аварией на платформе ВР в Мексиканском заливе? - ответ будет крайне негативен. По своим последствиям это будет АБСОЛЮТНАЯ КАТАСТРОФА. В объяснении столь категоричного утверждения две причины. Во-первых, вся жизнь в Черном море из-за наличия огромного придонного слоя воды с растворенным в ней сероводородом располагается не ниже глубин в 120 - 150 метров. Прибрежный шельф из-за больших глубин очень узкий и фактически все живые организмы зажаты в очень ограниченном пространстве. Во-вторых, в Черном море имеет место весьма интенсивная разнонаправленная циркуляция воды. Помимо Основного Черноморского течения с его высокой гидродинамической неустойчивостью существует мезомасштабная циркуляция, которая достаточно быстро доставит разлившуюся нефть вместе с массами воды в самые непредсказуемые места. К примеру, в случае разлива нефти в 40 - 50 км от берега, нефть достигнет самого берега максимум за три-четыре дня. Вдобавок Черное море имеет малый объем и это почти замкнутый водоем. То есть, здесь нет шанса, что загрязнение течениями вымоет в океан.

    К такой аварии мы не готовы не технологически, ни организационно. В известных разливах нефти в Мексиканском заливе, возле побережья Аляски, в Персидском заливе и ряде других мест оперативно были задействованы специально обученные службы и использовались технологии, включающие постановку заградительных бонов, внесение нейтрализующих нефть химпрепаратов и специальных бактерий. Ничего этого у нас нет. И уж тем более этого нет у сопредельных государств, поэтому надеяться на их помощь не приходится. Однако вопрос не только в отсутствии специальных средств защиты и технологий, но в избыточном бюрократизме. К примеру, если произойдет авария, то нам, чтобы выйти на научно-исследовательском судне к ее месту для взятия проб и изучения обстановки, надо получить разрешение 19 ведомств! При этом я должен гарантировать, что на борту судна нет иностранной аппаратуры, которая якобы может использоваться для каких-то шпионских целей. Разве это не абсурд? О какой оперативности можно говорить в таких условиях?

    Повторяю, что основной вопрос ликвидации аварийных разливов нефти - это, разумеется, финансирование. Без финансирования невозможно ни создания специальных служб, ни закупки необходимого оборудования. На случай ЧП обязательно должен быть создан специальный фонд. На тему создания специальных аварийных служб для очистки морской акватории Черного моря я воюю уже, наверное, четверть века, но пока безрезультатно.

    Кстати, нефтяники к нам при подготовке бурения морских скважин за консультациями никогда обращаются. И это очень большая ошибка. Они идут чисто бюрократическим путем и получают лицензии на бурение при соблюдении ряда формальных параметров. Таким образом экономят деньги. Хотя очевидно, что с точки зрения экологии здесь нужен подход на основе обязательных широких научных исследований и наработанной информационной базы. Только на такой выверенной основе можно выработать правильное решение по бурению и эксплуатации скважин. К примеру, нефтяники не знают, что последствия возможных аварий очень зависят от сезонности и от ряда других факторов. Так, от сезонности очень зависят течения, и те же планы ЛАРН должны разными для зимы и лета. Самое плохое по своим последствиям может случиться в том случае, когда на техногенную деятельность человека наложатся природные тренды.

    Самой вероятной причиной аварии в Мексиканском заливе стали газогидраты — метастабильные кристаллические соединения метана с водой, которыми насыщены поры осадочной толщи. Он образуются на глубинах свыше 700 метров при высоких давлениях и низких температурах. При добыче нефти и сопутствующем разогреве прилежащих к скважине осадков газогидраты разлагаются с образованием свободного газа. По всей видимости, под газогидратной подушкой образовался газовый пузырь, давление росло, после чего газ вырвался наверх, это привело к взрыву и последующему пожару на той злополучной нефтяной платформе. В аналогичной ситуации на Черном море выход метана из газогидратов также весьма вероятен. С теми же последствиями.

 

Сухой остаток

 

    Объективно оценивая черноморскую нефтегазовую лихорадку, можно сделать несколько предварительных выводов. Во-первых, ЧП с разливами нефти в Черном море из-за больших глубин, сложного рельефа дна, наличия газогидратов и сероводорода вполне возможны. Исходя из представленного в Черном море списка нефтяных компаний, опыт "затыкания дыр на дне", причем не вполне успешный, имеет только ВР. Exxon Mobil имеет опыт ликвидации разливов в арктических водах, который не вполне применим к рассматриваемой ситуации, ВР и Petrobras имели дело с серьезными авариями на нефтяных платформах. Остальные компании с масштабными разливами нефти практически не сталкивались. Во-вторых, все страны в Причерноморском регионе являются новичками морской нефтедобычи на больших глубинах. А из-за особенностей черноморской экосистемы российским нефтяникам надо активнее привлекать к своей работе науку. В-третьих, в части ликвидации разливов  международная кооперация в регионе не просто отсутствует, она пока в принципе невозможна. В первую очередь из-за скудости госбюджетов наших соседей и отсутствия понимания в ее необходимости. Хотя в случае масштабного ЧП отсидеться в сторонке, исходя из схемы черноморских течений, не удастся никому. В-четвертых, чтобы избежать жесткой конфронтации, нефтяникам надо готовится к плотному взаимодействию с экологическими движениями. И, наконец, в-пятых, наша страна также практически не готова что-либо противопоставить серьезным нефтяным инцидентам на Черном море. Пока, ну разве что традиционное "авось".

 

Таблица 1. Крупнейшие экологические катастрофы, связанные с морской добычей нефти и с ее транспортировкой

Год

Место разлива нефти

Причина разлива

Объем разлившейся нефти и нефтепродуктов

Последствия для экологии

1967

Атлантический океан вблизи побережья Англии

Крушения танкера «Torrey Canyon» 

120 тыс. тонн

Громадное нефтяное пятно обработали  химсредствами — детергентами, которые  оказались ядовитыми для многих видов моллюсков и планктона. От нефти погибло около 50 тысяч птиц.

1978

Средиземное море вблизи побережья Бретани

Крушение танкера "Amoco Cadiz, принадлежавший американской компании "Amoco Oil".

230 тыс. тонн нефти

Образовалось нефтяное пятно размером 2 тыс. кв км. Пострадало 360 километров Атлантического побережья Франции. Погибли десятки тысяч птиц, большое количество других представителей морской фауны.

1979

Мексиканский залив 

 

Взрыв и пожар на нефтедобывающей платформе компании Pemex, вслед за этим последовала авария танкера

460 тыс. тонн нефти,

 

10 тыс. тонн нефти

Образовалось нефтяное пятно размером 2800 кв км. Утечка нефти продолжалась почти 10 месяцев. Пострадали популяции морских черепах и водоплавающих птиц. Около 30 тыс. тонн нефти оказались на пляжах Мексики.

1979

Карибское море

 

Столкновение двух крупных танкеров Atlantic Empress и Aegean Captain

300 тыс. тонн

Региональной морской экосистеме нанёсен колоссальный ущерб

1988

Северное море

Взрыв сжиженного газа и пожар на норвежской нефтяной платформе Piper Alpha

Не установлен

Погибло 167 человек из 226 находившихся в тот момент на платформе Признана самой масштабной катастрофой на нефтяных платформах

1989

Северный ледовитый океан вблизи побережья Аляски

Авария танкера "Exxon Valdez"

40 тыс. тонн

Образовалось нефтяное пятно площадью 28 тыс. кв км, загрязнено 2 тыс. км береговой линии. Разливы  протянулись более чем на 600 км вдоль побережья. Из-за труднодоступности района оказалась спасательная операция началась не сразу. Нанесен серьезный урон популяции лосося, морской выдры, тюленя и множеству морских птиц.

1991

Персидский залив

Во время  войны между Ираком и Кувейтом иракцы открыли задвижки нефтяных хранилищ и вылили нефть из нескольких танкеров и нефтяных терминалов.

1,5 млн. тонн

В зоне сильнейшего загрязнения оказалось около 600 км побережья залива

2001

Атлантический океан вблизи побережья Бразилии

После серии взрывов  крупнейшая в мире нефтяная платформа Р-36 компании Petrobras затонула на глубине 1600м

1,5 тыс. тонн

Погибло 10 человек

2002

Атлантический океан вблизи побережья Испании

 Аварии танкера «Престиж»  

 

64 тыс. тонн мазута

Разливы мазута для окружающей среды гораздо опаснее разливов сырой нефти, которая быстрее разлагается под действием солнца и кислорода воздуха и в меньшей степени влияет на морскую биоту.

2012

Мексиканский залив

Авария на нефтедобывающей платформе Deepwater Horizon компании ВР

 

1-1,5 млн. тонн

Региональной морской экосистеме нанёсен колоссальный ущерб, который еще предстоит подсчитать.

Рельеф дна и направления течений Черного моря

По данным Института океанологии РАН

ecojour.ru

Черное море нефти - Российский Экологический Журнал

 Пока в части научных подтверждений запасов нефти, откровенно говоря, негусто. К примеру, геофизические исследования восточной части Черного моря, проведенные совместно в 2003-2006 годах  рядом компаний (ООО "Вал Шатского", Total) и научно-исследовательских организаций (МГУ, ВНИИокеангеофизика, Севморнефтегеофизика и др.), показали наличие под толщей воды определенных ловушек. Есть ли в них нефть или газ - ответ может дать лишь бурение. Нефтеизыскания ведутся все активнее, однако пока никто всерьез не задается другим вопросом, а каковы здесь экологические риски?

 

Поисковый зуд

 

    На представленной ниже карте рельефа дна и течений видно, что глубоководные участки в значительной мере располагаются в экономической зоне России, Турции, Грузии и Абхазии. А Болгарии, Румынии и Украине досталось в основном мелководье. В Болгарии лицензии на разведку и бурение получены компанией «Мелроуз ресорсиз» - дочерней компанией английской «Петреко», австрийским нефтегазовым концерном ОМV и  американской компанией «Винтаж». Разведкой обнаружено два газовых месторождения Галата (2,5 млрд куб м.) и Калиакра.

    Грузия тоже с воодушевлением решила поучаствовать в поиске нефти и газа вблизи своих берегов. Лицензии на разведку и бурение получены компаниями Грузнефть, канадской Canargo Energy Corporation, американскими Frontera и Anadarco. Последней была исследована шельфовая зона, прилегающая к побережью в районах Аджарии, Поти, Ланчхути и Зугдиди. Были выявлены три перспективных участка, потенциал которых специалисты оценили от 70 миллионов до 1,3 миллиарда баррелей нефти. Впрочем, реальных подтверждений тому пока нет.

    Румыния дальше других продвинулась в изучении своего шельфа и вводу скважин в эксплуатацию. Со второй половины 2000-х годов открыто несколько месторождений - нефтегазовое Дельта-4, нефтегазоконденсатное - Восточный Лебедь и нефтегазовых - Западный Лебедь и Пескарус. К их разработке Румыния привлекла Exxon Mobil, TotalFinaElf, OMV и ENI. За счет этих местрождений ежегодная нефтедобыча увеличилась на 7 млн. тонн.

    Заметно активизировалась на черноморском шельфе Турция. В 2005 году Турецкая национальная нефтяная компания заключила договор о совместной деятельности с американскими компаниями «Тореадор Ресорсиз» и «Стратик Энерджи Корпорэйшн». В рамках поисково-разведочного бурения структур на мелководной западной части черноморского турецкого шельфа в рамках проекта «Бассейн Южная Аккакока» было обнаружено 13 перспективных структур, из которых компания получила лицензии на изучение 6 из них. На этих структурах были найдены газовые месторождения. Впрочем об их запасах запасах в открытой печати ничего не сообщалось. В свою очередь, буровые работы, проведенные в сопредельных с Грузией турецких водах, запасов газа и нефти не обнаружили. Что касается турецкого глубоководья, то разведку на нем ведут такие компании, как ВР, ChevronTexaco, Exxon Mobil и Petrobras.

    Что касается России, то по результатам геофизических исследований на участке Туапсинского прогиба выявлено порядка 70 возможных залежей нефти и газа. Для их освоения ExxonMobil и «Роснефть» намерены приступить к разведочному бурению на шельфе Черного моря в 2014-2015 годах. Предварительная оценка инвестиций по проектам в Черном море составит около 55 млрд долларов, начало добычи нефти запланировано на 2018-2020 годы. Для стимулирования процесса для нефти бассейна Черного моря с 2012 года установлена нулевая ставка по НДПИ.

 

Что говорят наука и экологи

 

    В регионе наибольших неприятностей нефтяники в части акций протестов, вероятно, будут ожидать от общественной организации "Экологическая вахта Северного Кавказа". Пока акции этой организации направлены против проектов на суше, но это только потому, что активность морских изысканий внешне крайне незначительна.

    Российское отделение Гринпис акций, по словам представителей пресс-службы этой организации, в отношении нефти черноморского шельфа пока не планирует, все его внимание сейчас приковано к Арктике. В случае начала нефтегазодобычи в каком-либо районе планеты, гринписовцы требуют компаний, в первую очередь, план ЛАРН - ликвидации аварийных разливов нефти. Если представленный документ их устраивает, то свои вопросы к разработчикам углеводородов они снимают. Захват платформы "Приразломная" в Печерском море в августе прошлого года как раз и произошел по причине того, что план ЛАРН им предоставлен не был.

    Говоря об экологических рисках стоит обратить внимание на ряд факторов. К примеру, если в Арктике процессы самовосстановления экосистемы по причине низких температур сильно растянуты во времени или же вовсе невозможны, то в Черном море другая проблема. Практически все побережье - это сплошная туристическая и курортная зона с высокой плотностью населения. А для таких стран как Болгария, Турция, Румыния, Грузия доход от туризма - это весьма значимый довесок в их госбюджеты.

Прокомментировать ситуацию - "что будет, если в Черном море что-то масштабно разольется?" - мы попросили заместителя директора по экологии морей и океанов Института океанологии РАН, доктора биологических наук Михаила Флинта.

 

    - Наш институт после известной катастрофы, произошедшей в Керченском проливе 11 ноября 2007 года, когда из-за крушения танкера "Волгонефть - 139" и других судов в море попало более тысячи тонн мазута, активно занимался вопросами ликвидации последствий и выработал ряд рекомендаций. В частности, для более эффективной ликвидации последствий возможных разливов было предложено создать при ведомстве, отвечающем за контроль в области окружающей среды и МЧС России группу быстрого реагирования. Однако, ничего сделано не было, и все осталось на уровне разговоров. Хотя подобная структура жизненно необходима. Главная причина бездействия - это отсутствие специального денежного фонда. Имея в виду весьма вероятные разливы нефти в Черном море, деньги надо иметь под рукой в любой момента, а не как сейчас, когда мы закладываем сметы на год вперед. Мы же не можем спрогнозировать, что в будущем году в таком-то месяце произойдет авария с каким-то танкером.

    Задавая главный вопрос - что будет, если не дай Бог, в Черном море произойдет разлив нефти, по масштабам сравнимый с аварией на платформе ВР в Мексиканском заливе? - ответ будет крайне негативен. По своим последствиям это будет АБСОЛЮТНАЯ КАТАСТРОФА. В объяснении столь категоричного утверждения две причины. Во-первых, вся жизнь в Черном море из-за наличия огромного придонного слоя воды с растворенным в ней сероводородом располагается не ниже глубин в 120 - 150 метров. Прибрежный шельф из-за больших глубин очень узкий и фактически все живые организмы зажаты в очень ограниченном пространстве. Во-вторых, в Черном море имеет место весьма интенсивная разнонаправленная циркуляция воды. Помимо Основного Черноморского течения с его высокой гидродинамической неустойчивостью существует мезомасштабная циркуляция, которая достаточно быстро доставит разлившуюся нефть вместе с массами воды в самые непредсказуемые места. К примеру, в случае разлива нефти в 40 - 50 км от берега, нефть достигнет самого берега максимум за три-четыре дня. Вдобавок Черное море имеет малый объем и это почти замкнутый водоем. То есть, здесь нет шанса, что загрязнение течениями вымоет в океан.

    К такой аварии мы не готовы не технологически, ни организационно. В известных разливах нефти в Мексиканском заливе, возле побережья Аляски, в Персидском заливе и ряде других мест оперативно были задействованы специально обученные службы и использовались технологии, включающие постановку заградительных бонов, внесение нейтрализующих нефть химпрепаратов и специальных бактерий. Ничего этого у нас нет. И уж тем более этого нет у сопредельных государств, поэтому надеяться на их помощь не приходится. Однако вопрос не только в отсутствии специальных средств защиты и технологий, но в избыточном бюрократизме. К примеру, если произойдет авария, то нам, чтобы выйти на научно-исследовательском судне к ее месту для взятия проб и изучения обстановки, надо получить разрешение 19 ведомств! При этом я должен гарантировать, что на борту судна нет иностранной аппаратуры, которая якобы может использоваться для каких-то шпионских целей. Разве это не абсурд? О какой оперативности можно говорить в таких условиях?

    Повторяю, что основной вопрос ликвидации аварийных разливов нефти - это, разумеется, финансирование. Без финансирования невозможно ни создания специальных служб, ни закупки необходимого оборудования. На случай ЧП обязательно должен быть создан специальный фонд. На тему создания специальных аварийных служб для очистки морской акватории Черного моря я воюю уже, наверное, четверть века, но пока безрезультатно.

    Кстати, нефтяники к нам при подготовке бурения морских скважин за консультациями никогда обращаются. И это очень большая ошибка. Они идут чисто бюрократическим путем и получают лицензии на бурение при соблюдении ряда формальных параметров. Таким образом экономят деньги. Хотя очевидно, что с точки зрения экологии здесь нужен подход на основе обязательных широких научных исследований и наработанной информационной базы. Только на такой выверенной основе можно выработать правильное решение по бурению и эксплуатации скважин. К примеру, нефтяники не знают, что последствия возможных аварий очень зависят от сезонности и от ряда других факторов. Так, от сезонности очень зависят течения, и те же планы ЛАРН должны разными для зимы и лета. Самое плохое по своим последствиям может случиться в том случае, когда на техногенную деятельность человека наложатся природные тренды.

    Самой вероятной причиной аварии в Мексиканском заливе стали газогидраты — метастабильные кристаллические соединения метана с водой, которыми насыщены поры осадочной толщи. Он образуются на глубинах свыше 700 метров при высоких давлениях и низких температурах. При добыче нефти и сопутствующем разогреве прилежащих к скважине осадков газогидраты разлагаются с образованием свободного газа. По всей видимости, под газогидратной подушкой образовался газовый пузырь, давление росло, после чего газ вырвался наверх, это привело к взрыву и последующему пожару на той злополучной нефтяной платформе. В аналогичной ситуации на Черном море выход метана из газогидратов также весьма вероятен. С теми же последствиями.

 

Сухой остаток

 

    Объективно оценивая черноморскую нефтегазовую лихорадку, можно сделать несколько предварительных выводов. Во-первых, ЧП с разливами нефти в Черном море из-за больших глубин, сложного рельефа дна, наличия газогидратов и сероводорода вполне возможны. Исходя из представленного в Черном море списка нефтяных компаний, опыт "затыкания дыр на дне", причем не вполне успешный, имеет только ВР. Exxon Mobil имеет опыт ликвидации разливов в арктических водах, который не вполне применим к рассматриваемой ситуации, ВР и Petrobras имели дело с серьезными авариями на нефтяных платформах. Остальные компании с масштабными разливами нефти практически не сталкивались. Во-вторых, все страны в Причерноморском регионе являются новичками морской нефтедобычи на больших глубинах. А из-за особенностей черноморской экосистемы российским нефтяникам надо активнее привлекать к своей работе науку. В-третьих, в части ликвидации разливов  международная кооперация в регионе не просто отсутствует, она пока в принципе невозможна. В первую очередь из-за скудости госбюджетов наших соседей и отсутствия понимания в ее необходимости. Хотя в случае масштабного ЧП отсидеться в сторонке, исходя из схемы черноморских течений, не удастся никому. В-четвертых, чтобы избежать жесткой конфронтации, нефтяникам надо готовится к плотному взаимодействию с экологическими движениями. И, наконец, в-пятых, наша страна также практически не готова что-либо противопоставить серьезным нефтяным инцидентам на Черном море. Пока, ну разве что традиционное "авось".

 

Таблица 1. Крупнейшие экологические катастрофы, связанные с морской добычей нефти и с ее транспортировкой

Год

Место разлива нефти

Причина разлива

Объем разлившейся нефти и нефтепродуктов

Последствия для экологии

1967

Атлантический океан вблизи побережья Англии

Крушения танкера «Torrey Canyon» 

120 тыс. тонн

Громадное нефтяное пятно обработали  химсредствами — детергентами, которые  оказались ядовитыми для многих видов моллюсков и планктона. От нефти погибло около 50 тысяч птиц.

1978

Средиземное море вблизи побережья Бретани

Крушение танкера "Amoco Cadiz, принадлежавший американской компании "Amoco Oil".

230 тыс. тонн нефти

Образовалось нефтяное пятно размером 2 тыс. кв км. Пострадало 360 километров Атлантического побережья Франции. Погибли десятки тысяч птиц, большое количество других представителей морской фауны.

1979

Мексиканский залив 

 

Взрыв и пожар на нефтедобывающей платформе компании Pemex, вслед за этим последовала авария танкера

460 тыс. тонн нефти,

 

10 тыс. тонн нефти

Образовалось нефтяное пятно размером 2800 кв км. Утечка нефти продолжалась почти 10 месяцев. Пострадали популяции морских черепах и водоплавающих птиц. Около 30 тыс. тонн нефти оказались на пляжах Мексики.

1979

Карибское море

 

Столкновение двух крупных танкеров Atlantic Empress и Aegean Captain

300 тыс. тонн

Региональной морской экосистеме нанёсен колоссальный ущерб

1988

Северное море

Взрыв сжиженного газа и пожар на норвежской нефтяной платформе Piper Alpha

Не установлен

Погибло 167 человек из 226 находившихся в тот момент на платформе Признана самой масштабной катастрофой на нефтяных платформах

1989

Северный ледовитый океан вблизи побережья Аляски

Авария танкера "Exxon Valdez"

40 тыс. тонн

Образовалось нефтяное пятно площадью 28 тыс. кв км, загрязнено 2 тыс. км береговой линии. Разливы  протянулись более чем на 600 км вдоль побережья. Из-за труднодоступности района оказалась спасательная операция началась не сразу. Нанесен серьезный урон популяции лосося, морской выдры, тюленя и множеству морских птиц.

1991

Персидский залив

Во время  войны между Ираком и Кувейтом иракцы открыли задвижки нефтяных хранилищ и вылили нефть из нескольких танкеров и нефтяных терминалов.

1,5 млн. тонн

В зоне сильнейшего загрязнения оказалось около 600 км побережья залива

2001

Атлантический океан вблизи побережья Бразилии

После серии взрывов  крупнейшая в мире нефтяная платформа Р-36 компании Petrobras затонула на глубине 1600м

1,5 тыс. тонн

Погибло 10 человек

2002

Атлантический океан вблизи побережья Испании

 Аварии танкера «Престиж»  

 

64 тыс. тонн мазута

Разливы мазута для окружающей среды гораздо опаснее разливов сырой нефти, которая быстрее разлагается под действием солнца и кислорода воздуха и в меньшей степени влияет на морскую биоту.

2012

Мексиканский залив

Авария на нефтедобывающей платформе Deepwater Horizon компании ВР

 

1-1,5 млн. тонн

Региональной морской экосистеме нанёсен колоссальный ущерб, который еще предстоит подсчитать.

Рельеф дна и направления течений Черного моря

По данным Института океанологии РАН

ecojour.ru

"Черное золото" Черного моря: реальности и перспективы-1

07.04.2010 Грустная примета дня: чем больше словесного шума насчет углеводородного Клондайка в украинском секторе Азово-Черноморского бассейна, тем меньше конкретных дел в его освоении.

«Между тем, - считает доктор технических наук, профессор, декан совместного факультета нефтегазовых технологий Крымской национальной академии природоохранного и курортного строительства и Ивано-Франковского национального технического университета нефти газа Роман Яремийчук, - Черноморский шельф и акватория Азовского моря являются последней надеждой страны в достижении своей энергетической независимости».

Признанный в мире ученый прав: реальные запасы нефти на суше в Прикарпатском, Причерноморском и Днепровско-Донецком районах составляют порядка 60 млн. тонн. Для сравнения: в прошлом году в Украине добыто около 3,9 млн. тонн «черного золота», а чтобы закрыть потребности страны необходимо не менее 12 - 13 млн. тонн.

Что касается прогнозов, то они разнятся. Пессимисты сетуют на исчерпанность углеводородов суходольных недр. Оптимисты полагают, что можно рассчитывать еще, как минимум, на 1,1 - 1,7 млрд. тонн нефтяных ресурсов. Только прогнозы, как часто бывает, не совпадают с действительностью. Пока же реалии таковы, что за последний десяток лет на территории страны не было открыто ни одного значимого нефтяного месторождения, как, впрочем, и газового.

Иная ситуация на Черноморском шельфе и в акватории Азовского моря. Здесь, ГАО «Черноморнефтегаз», когда позволяют финансовые средства, производит геологоразведочные работы и поисковым бурением открывает месторождения с промышленными запасами углеводородов. Достаточно назвать Одесское и Безымянное месторождения в северо-западной части Черного моря с ресурсными запасами не менее 35 миллиардов кубических метров природного газа, а также нефтяное месторождение Субботина на Прикерченском шельфе Черного моря. Есть у специалистов компании и другие весомые наработки. Все это позволяет утверждать, что ресурсы Азовского и Черного морей в украинской экономической зоне составляют от 1,5 до 2.3 миллиардов тонн условного топлива. Степень же освоения бассейна не превышает 3,2 процента.

Но, может быть, отечественные и зарубежные ученые в своих прогнозах дружно ошибаются и Черное море по ресурсам нефти и газа отнюдь не второй Каспий и уж вовсе не новый Кувейт?!

В таком случае как объяснить активность в своей шельфовой зоне стран Причерноморья: Румынии, Болгарии, Турции, Грузии? Причем поисково-разведочные работы ведутся с размахом и с привлечением ряда ведущих нефтегазовых компаний мира. Несколько тому примеров.

Болгария Похоже, что прибрежная черноморская зона этой страны, наиболее скудна на углеводороды. Тем не менее, это обстоятельство не помешало правительству полностью распределить свой шельф. Поскольку страна не обладает соответствующей техникой, ни технологиями и собственными специалистами для морской нефтегазодобычи, лицензии были распроданы иностранным компаниям: «Мелроуз рэсосиз», дочерней компании английской «Петреко», австрийскому нефтегазовому концерну ОМV и не столь известной американской компании «Винтаж».

Первое коммерческое месторождение природного газа Галата открыли англичане. Его извлекаемые запасы невелики – 2,5 миллиарда кубических метров. Годовая добыча всего 406 миллионов кубометров. Но это – шестая часть потребности страны в «голубом топливе».

В последнее время все три компании интенсивно занимались сейсмической разведкой, а «Мейлроуз рэсосиз» проводила еще и поисково-разведочное бурение. В результате в 2007 году было обнаружено неподалеку от структуры «Галата» новое газовое месторождение – Калиакра. В прошлом году оно введено в эксплуатацию. Добыча газа возросла.

В связи с истощением месторождения Галата компания «Мелроуз рэсосиз» и «Булгаргаз» решили переоборудовать его под новое газовое хранилище. Проект поддержало болгарское правительство. По утверждению болгарских исследователей, еще не разведанные запасы нефти и газа в континентальной части Болгарии оцениваются в 56 миллионов тонн и 173 миллиарда кубических метров соответственно. На шельфе же могут располагаться только газовые месторождения с общим объемом запасов до 200 миллиардов кубометров. Предположения - предположениями, тем временем иностранцы приступили к исследованиям глубоководного болгарского шельфа.

Румыния Вот уже два десятилетия, как эта страна перенесла акцент в развитии нефтегазового комплекса с суши на Черноморский шельф. Неслучайно, Румыния первая из Причерноморских государств еще в 1981 году ввела в эксплуатацию стационарную глубоководную платформу. Ее установили на месторождении Лебедь (West Lebada). Оно открыто на структуре Нептун у «бывших» границ шельфа Украины. Это было время, когда Государственной нефтегазовой компании «Петром» принадлежали права на весь румынский черноморский сектор. С 1981 по 2003 год компании, при деятельной поддержке государства, удалось пробурить на шельфе 70 скважин. В результате были открыта и введены в эксплуатацию два нефтяных месторождения - Лотус (Lotus) и Портита (Portita) и четыре газовых - Пескарус (Pescarus), Синоя (Sinoe), Дойна (Doina) и Кобальческу (Cobalcescu).

Свой дальнейший успех румынские специалисты разделяют с австрийскими, так как в декабре 2004 года контрольный пакет акций «Петром» перешел к концерну ОМV. Работы на шельфе тотчас оживились. Уже в 2007 году были открыты несколько нефтегазовых месторождений. Самое существенное из них - Дельта-4. Параллельно с семи стационарных платформ ведется разработка трех продуктивных структур: нефтегазоконденсатного месторождения Восточный Лебедь и нефтегазовых - Западный Лебедь и Пескарус. К их разработке Румыния приобщила капиталы, технику и технологии, а также специалистов известных мировых корпораций Exxon Mobil, TotalFinaElf, OMV и ENI. Компания «Петром» создала совместные с ними предприятия. В итоге, страна прирастила свою ежегодную нефтяную добычу на 7 млн. т. А разведочное бурение дает основание на открытие значительного нефтяного месторождения Блока Пейкан ХIII на площади Южно-Восточная Мидия с геологическими запасами свыше 120 миллионов тонн нефти. Есть подвижки и в морской газодобыче. Так, английская компания «Ентерпрайз Ойл» открыла месторождение Дойна в отложениях неогена с промышленными запасами природного газа. При первых же испытаниях пробуренных скважин получен мощный газовый поток в 500 тысяч кубических метров. А структура под названием «Анна» дала еще больший начальный дебит газа – 550 тысяч кубометров в сутки.

О разведанной в 2002 году ГАО «Черноморнефтегаз» структуре Олимпийская и ее спутников в районе острова Змеиный, которые в прошлом году отошли к Румынии, говорить не хочется. Тем не менее, в этой зоне были обнаружены промышленные залежи природного газа, газового конденсата и нефти. По оценкам румынских специалистов, около 70 млрд. кубометров природного газа и около 12 млн. т. нефти. Кстати, то была первая черноморская нефть, которую нашли буровики «Черноморнефтегаза». К счастью, не последняя.

Но вернемся к ОМV. В результате частичной приватизации румынской SNP Petrom австрийцы получили права на два очень богатых, но очень сложных в технологическом плане проекта - освоения расположенных в центре румынского шельфа месторождений газа Рапсодия (Rapsodia) и Лучафэрул (Luceafarul). (ОМV купила 33,34% акций за 669 млн. евро). Судя по нынешнему состоянию дел, новый инвестор Petrom все же не собирается идти на риск с освоением гигантских месторождений Рапсодия и Лучафэрул. Зато за три года сейсмической разведки и аэрофотосъемок концерн произвел доразведку группы других, «средних» по запасам структур. Они расположены к югу и востоку от бывшей спорной зоны с Украиной. Это дало очевидный эффект: если за период с 1981 по 2003 годы на румынском шельфе было открыто шесть месторождений, то лишь за последующие три года Румыния открыла уже восемь новых залежей углеводородов.

За это же время введены в эксплуатацию средние по масштабам шельфовые месторождение нефти Очиури (Ochiuri), газоконденсатное Маму (Mamu), нефтегазовое Абрымуц (Abramut) и месторождение сухого газа Предешть (Predesti). Значимым из открытий стало очень крупное, по румынским меркам, месторождение нефти Торчешть (Torcesti), которое расположено на площади Хистрия-XXVIII в восточной части румынского черноморского шельфа. По данным Petrom, в 2009 г. промысел Торчешть вышел на уровень добычи в 1,3 млн. тонн нефти и конденсата в год. В число других значительных открытий на площади Хистрия XXVIII можно отнести также нефтегазовые месторождения Аджуйд (Adjud) с запасами 45 млрд. куб. м газа и Дельта-4 (Delta-4) с запасами до 30 млрд. куб. м. Оба начнут разрабатываться уже в следующем году. И тогда добыча углеводородов в румынском секторе Черного моря достигнет 60 млн. тонн в перерасчете на нефть.

Турция Шесть лет назад государственная «Турецкая национальная нефтяная компания» объявила о начале широкомасштабного изучения и освоения углеводородных ресурсов, как на суше, так и в своем секторе Черного моря. В течение 2004-2005 годов специалисты компании провели сейсморазведочные работы на 25 тыс. кв. км. Для сравнения: наш Прикерченский шельф Черного моря составляет 12,9 тыс. кв. км.

В 2005 году был подписан договор о совместной деятельности с американскими компаниями «Тореадор Рэсосиз» и «Стратик Энерджи Корпорэйшн». И сразу же совместное американо-турецкое предприятие приступило к поисково-разведочному бурению структур на мелководной западной части черноморского турецкого шельфа в рамках проекта «Бассейн Южная Аккакока». Было обнаружено 13 перспективных структур, из которых компания получила лицензии на изучение 4 из них - Акая, Аязли-2, Аязли-2А и Аязли-3. Позже к ним добавились разрешения для работы на еще двух структурах – Аккакока и Байянли. Разведочное бурение оказалось успешным: на всех структурах были найдены газовые месторождения. О запасах в открытой печати ничего не сообщалось. Зато известно, что в прошлом году «Тореадор рэсосиз», «Стратик энерджи Корпорэйшн» и «Турецкая национальная нефтяная компания» начали добычу газа с месторождений Аязли, Аязли-2 и Аккая. Если суточная добыча в украинском секторе шельфа Черного моря составляет сегодня порядка 2 млн. кубометров природного газа, то совместное предприятие уже на первой фазе проекта стартовало с 0,5 млн. кубометров газа в сутки. После установки всех необходимых платформ добыча достигла 1,5 миллиона кубических метров.

На оставшейся не освоенной западной части турецкого сектора Черного моря сегодня ведутся сейсморазведочные работы. Что касается глубоководья, то сюда «Турецкая национальная нефтяная компания» привлекла крупнейшие мировые нефтегазовые компании мира. На блоке Хопа-11 совместное предприятие с «Бритиш Петролеум» и «Шевронтексако» завершило бурение разведочной скважины на глубине 2 км. Она оказалась сухой. Однако это не отпугнуло инвесторов от черноморского глубоководья Турции. В 2006 году в страну пришла бразильская компания «Петробраз». Следом застолбила себе место в шельфовой зоне и нефтегазовая корпорация «Эксон мобил».

В середине января 2010 года третья по величине в мире нефтяная компания Exxon Mobil и шестая – Petrobras - подписали соглашение о разведке углеводородов на глубоководном турецком шельфе Черного моря c Turkish National Oil Company (TPAO). Это первый крупный контракт, предусматривающий масштабные инвестиции и поисковые работы мировых нефтегазовых компаний на шельфе Черного моря. Разведка будет проводиться на участках Sinop, Ayancik и Carsamba общей площадью около 3 миллионов гектаров. Инвестиции и добыча будут распределяться в соотношении по 25% Exxon Mobil и Petrobras, остальное - TPAO. Объем инвестиций в проект составит полтора миллиарда долларов США. Турецкие специалисты оценивают запасы природного газа в своей части черноморского шельфа в 800 миллиардов кубических метров и нефти - 1,1 миллиарда тонн.

Грузия</b></i>Вначале 80-х годов кавказская республика добывала из своих недр свыше 3 миллионов тонн нефти в год. Но с обретением независимости Грузии нефтяную отрасль охватил глубокий кризис. В 1995 году, например, страна произвела всего 45 тысяч тонн собственной нефти.</b></i> Понадобилась срочная реанимация отрасли. Государственная компания «Грузнефть» стала акционерным обществом. Было принята нормативно-правовая база, которая позволила пригласить в страну иностранных инвесторов. И они пришли. Одной из первых в 1996 г. в Грузии закрепилась канадская нефтяная компания Canargo Energy Corporation. В следующем году подключилась американская Frontera. Тогда же руководство этой нефтяной компании подписало с Грузией контракт сроком на 25 лет. Цель контракта – освоение 12-го лицензионного блока, состоящего из шести месторождений: Тарибана, Мирзаани, Азарлеби, Патара-Шираки, Баида и Мцаре хеви. По оценкам экспертов, прогнозируемые запасы этого блока составляют 1 миллиард баррелей нефти. По контракту, владельцем 25% добываемой с 12-го блока нефти является Frontera, а 75% остается у Грузии.

Заинтересовались грузинской нефтью и в Германии. В 2002 году АО "Грузнефть" и немецкая нефтяная компания Gwdf International подписали соглашение сроком на 20 лет о разработке нефтяных месторождений Чаладиди, Супса и Леса в Западной Грузии. На сегодняшний день промышленные запасы нефти в Грузии составляют 12 миллионов тонн. Добыча углеводородного сырья осуществляется на 14 нефтяных, одном нефтегазовом и одном газоконденсатном месторождениях. Перспективные ресурсные запасы углеводородов в перерасчете на нефть оцениваются в 580 миллионов тонн.

Что касается шельфа, площадь которого 9 тысяч квадратных километров, то его изучением грузинские специалисты занимались еще с советских времен. Данные разведки показывали, что запасы нефти в этом районе могут быть в диапазоне от 200 до 600 миллионов тонн.

Материалы геофизических и геологических исследований привлекли внимание американской нефтяной компании Anadarco. Осенью 2000 г. она направила сюда специальное судно Western Wave и провела собственную разведку шельфовой части территориальных вод Грузии. Изучение сейсмических профилей в двухмерном измерении, а также гравиметрические и аэромагнитные исследования были проведены на площади свыше 2 тысяч квадратных метров. Исследовалась шельфовая зона, прилегающая к побережью в районах Аджарии, Поти, Ланчхути и Зугдиди. Вне исследований осталась шельфовая зона в районе Абхазии, на которую не распространяется юрисдикция центральной власти. Компьютерная обработка полученных данных производилась в головном офисе «Анадарко петролеум корпорейшн», расположенном в Хьюстоне. Были выявлены три перспективных участка, потенциал которых специалисты рассматривали в ориентировочном диапазоне от 70 миллионов до 1,3 миллиарда баррелей нефти. Их детальное изучение ставило цель полного и четкого определения прогнозных данных. Поскольку бурение каждой морской скважины обходится в пять-шесть раз дороже, чем на суше - в 35 миллионов долларов, начались переговоры с нефтегигантами «Exxon Mobil», «BP», «Shell», «Chevron» и другими о создании консорциума из ведущих игроков мирового нефтяного рынка, которые смогут инвестировать в этот проект до одного миллиарда долларов. Но переговоры закончились безрезультатно. Поэтому в 2004 году Anadarco и АО "Грузнефть" основали грузино-американскую компанию Anadarco Georgia, которая в течение 25 лет будет заниматься добычей нефти на трех геологических блоках черноморского шельфа Грузии (блоки 2а; 2б и 3 общей площадью 8900 квадратных километров). Американцы заявили о намерении вложить в этот проект около 1 миллиарда долларов и пробурить 25 скважин. Эта компания уже имела опыт работы в Черном море, поскольку ранее зондировала черноморский шельф Турции. Однако буровые работы, проведенные в турецких водах, сопредельных с Грузией, показали, что там запасов газа и нефти нет. На шельфе Аджарии также пока ничего обнадеживающего не обнаружено. Появилась информация, что «Анадарко» даже прекратила работы в Грузии. Между тем, по заявлению агентства нефти и газа Грузии, «Анадарко» не уходила из страны, и компании никто не отказывал в продлении лицензии. Как следует из документа, в настоящее время ведется согласование второго этапа договора, который предусматривает начало поисково-разведочных и эксплуатационных буровых работ. Однако процесс этот до 2014 года не начнется по той причине, что имеющаяся на Черном море плавучая буровая установка платформа занята.

Россия В российской части акватории Черного моря в общей сложности выполнено немногим более 22 тысячи километров сейсморазведки. Это лишь 15 % всего объема. Выявлено 14 перспективных объектов. Но только на одной – Рифовой – в середине 70-х годов прошлого века была пробурена разведывательная скважина. Обнаружены признаки нефти, но не более того. Дальнейшее поисковое бурение не производилось. Нефтегазовых ресурсов у нашего восточного соседа хватает и в других регионах.

Однако принципиальное изменение ситуации произошло в конце 90-х гг., когда в связи с возникшей проблемой делимитации Азово-Черноморского бассейнов Министерство природных ресурсов Российской Федерации организовало отработку системы рекогносцировочных сейсмических профилей в полосе предполагаемого раздела акваторий. Их проведение базировалось на современных технологиях как собственно морских работ, так и их последующей обработки, интерпретации и геологического истолкования. Результаты этих работ привели к существенному изменению имеющихся представлений о геологическом строении региона и к неожиданным результатам в отношении оценок ресурсного потенциала. Эти «неожиданности» связаны с открытием принципиально новых типов ловушек в не изученных частях разрезов Азовского и Черного морей на глубинах, доступных для бурения, так называемых "биогерм". Такие ловушки ранее были установлены в районах Прикаспия. Именно с ними связан ряд нефтяных и газовых месторождений древней платформы, в том числе гигантских -Астраханское, Тенгиз, Кашаган, а также месторождений в доюрском комплексе западного Прикаспия России. На данной основе ученые сделали вывод о том, что зоны развития юрских, доюрских и палеозойских биогерм могут проходить вдоль всего Предкавказья. Это подтвердили последовавшие вскоре открытия крупных геологических объектов в Черном море типа "«биогерм»". Они расположены ниже подошвы кайнозоя в зоне вала Шатского, поднятия Палласа, в кайнозойский отложениях Туапсинского прогиба и других. Ряд подобных объектов находится в полосе предстоящей делимитации зон морского недропользования. Вопрос их освоения пока не урегулирован.

Таким образом, прогнозные российские ресурсы за счет включения в расчеты биогермных, или рифогенных ловушек и переоценке ранее обнаруженных структур в уточенных параметрах значительно возросли. Так, в Азовском море объем прогнозных и перспективных ресурсов вырос по сравнению с оценками 1993 г. в 7,5 раза и составил около 1,5 миллиарда тонн условного топлива. Для Черного моря прогнозные ресурсы увеличены в 12 раз и составляют около 1,8 миллиарда тонн условного топлива.

Продолжениеhttp://iv-g.livejournal.com/149352.html

iv-g.livejournal.com


© ЗАО Институт «Севзапэнергомонтажпроект»
Разработка сайта